Постановление КС РА от 30 марта 2017 года

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Конституционного Суда Республики Адыгея

по делу о проверке конституционности положения части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея»

в связи с жалобой гражданина С.П. Коблева

город Майкоп                                                                           30марта 2017 года

Конституционный Суд Республики Адыгея в составе Председателя А.К. Тлехатука, судей З.Р. Биржева, И.В. Жидких,

с участием сторон:

- заявителя – гражданина С.П. Коблева;

- представителя органа, издавшего оспариваемый акт, – начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея Л.А. Скабалы;

руководствуясь пунктом 4 статьи 101 Конституции Республики Адыгея, подпунктом «а» пункта 1 части 1, пунктом 3 части 1, частями 2 и 3 статьи 3, пунктом 1 части 2 статьи 22, статьями 36, 90, 91, 93 Закона Республики Адыгея «О Конституционном Суде Республики Адыгея»,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея».

Поводом к рассмотрению дела явилось обращение в форме жалобы гражданина Коблева Сергея Пушевича, которым оспаривается конституционность положения, содержащегося в части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея».

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Республики Адыгея оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика З.Р. Биржева, объяснения сторон, выступления представителей: Главы Республики Адыгея – заместителя начальника Правового управления Администрации Главы Республики Адыгея и Кабинета Министров Республики Адыгея, начальника отдела экспертизы законодательных инициатив Правового управления Администрации Главы Республики Адыгея и Кабинета Министров Республики Адыгея М.В. Гильдельбаум; Прокурора Республики Адыгея – старшего прокурора отдела по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Республики Адыгея Е.В. Черепановой; Центральной избирательной комиссии Республики Адыгея – начальника правового отдела аппарата Центральной избирательной комиссии Республики Адыгея А.М. Сиюхова; Уполномоченного по правам человека в Республике Адыгея – и.о. руководителя Аппарата Уполномоченного по правам человека Республики Адыгея Ю.С. Магдалевича, исследовав представленные документы и иные материалы дела, Конституционный Суд Республики Адыгея

у с т а н о в и л :

1. В Конституционный Суд Республики Адыгея поступило обращение в форме жалобы гражданина Коблева Сергея Пушевича на нарушение конституционных прав и свобод частью 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея».

Оспариваемая норма устанавливает, что для выборов депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея избирательные бюллетени печатаются на русском языке.

Заявитель считает, что в данном случае имеется нарушение его конституционных прав, предусмотренных пунктом 2 статьи 24 Конституции Республики Адыгея во взаимосвязи со статьей 19 Конституции Республики Адыгея, устанавливающими, что каждый имеет право на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества; права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, обеспечиваются правосудием и обязывают законодательную, исполнительную власти и местное самоуправление к их соблюдению.

В обоснование своей правовой позиции заявитель указывает в обращении на то, что согласно статье 5 Конституции Республики Адыгея равноправными языками в Республике Адыгея являются русский и адыгейский языки.

В развитие этой нормы статьей 13 Закона Республики Адыгея от 31 марта 1994 года №74-1 «О языках народов Республики Адыгея» установлено,что при проведении и подготовке выборов и референдумов используются государственные языки Республики Адыгея. Избирательные бюллетени печатаются на государственных языках Республики Адыгея.

По мнению заявителя, обжалуемая норма закона, предусматривающая изготовление избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея исключительно на русском языке, нарушает его конституционное право на пользование родным (адыгейским) языком.

Гражданин Коблев Сергей Пушевич с соответствующей жалобой обращался в прокуратуру Республики Адыгея (обращение от 05.09.2016 г.), перенаправившей его обращение в Центральную избирательную комиссию Республики Адыгея. В ответе за подписью председателя Центральной избирательной комиссии Республики Адыгея заявителю разъяснено, что основные гарантии реализации гражданами Российской Федерации конституционного права на участие в выборах и референдумах, проводимых на территории Российской Федерации, определены Федеральным законом от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Пунктом 10 статьи 63 данного Федерального закона установлено, что бюллетени печатаются на русском языке. По решению комиссии, указанной в законе, бюллетени печатаются на русском языке и на государственном языке соответствующей республики, входящей в состав Российской Федерации, а в необходимых случаях – на языках народов Российской Федерации на территориях их компактного проживания. Исходя из смысла указанной нормы, решение об изготовлении бюллетеней на иных, кроме русского, языках может быть принято избирательной комиссией при условии наделения комиссии таким правом соответствующим законом о выборах. Согласно части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея» избирательные бюллетени печатаются на русском языке. При этом указанный Закон Республики Адыгея не предусматривает возможность принятия Центральной избирательной комиссией Республики Адыгеи решения об изготовлении бюллетеней на каком-либо ином языке, кроме русского.

На основании изложенного гражданин С.П. Коблев просит Конституционный Суд Республики Адыгея признать часть 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея» противоречащей статье 5 Конституции Республики Адыгея и нарушающей права и свободы человека и гражданина, предусмотренные пунктом 2 статьи 24 и статьей 19 Конституции Республики Адыгея.

1.1. В соответствии со статьей 72.1 (части 2- 4) Закона Республики Адыгея «О Конституционном Суде Республики Адыгея», Конституционный Суд Республики Адыгея принимает постановление по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов, только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению. При этом Конституционный Суд Республики Адыгея не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

Таким образом, с учетом уточнений, данных заявителем суду непосредственно в ходе судебного заседания, предметом рассмотрения по данному делу является положение части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея» постольку, посколькууказанным законоположением не предусмотрено изготовление бюллетеней при проведении выборов депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея на ином, кроме русского, языке.

2. Согласно Конституции Республики Адыгея, Республика Адыгея - демократическое правовое государство; власть в Республике Адыгея принадлежит ее многонациональному народу, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления; в Республике Адыгея граждане Российской Федерации имеют право на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через избранных ими представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти (статья 30, часть 1; статья 31, часть 1); государство гарантирует гражданам равенство этих конституционных прав (статья 20, часть 2).

Приведенные положения Конституции Республики Адыгея корреспондируют положениям Конституции Российской Федерации, а также таким международным договорам Российской Федерации, как Международный пакт о гражданских и политических правах (статья 25) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 3 Протокола № 1), а также положению Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества Независимых Государств от 7 октября 2002 года.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, право избирать и быть избранными в органы публичной власти, которое наряду с другими правами и свободами человека и гражданина признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, часть 1), представляет собой неотъемлемый элемент конституционно-правового статуса гражданина в демократическом обществе и призвано гарантировать каждому гражданину на основе принципа равенства право без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей (Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 28-П и др.).

2.1. Законодательной основой регулирования отношений, в рамках которых реализуется конституционное право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, является Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», устанавливающий - в развитие конституционных предписаний и международно-правовых актов, являющихся частью правовой системы Российской Федерации, - условия, правила и процедуры, которые призваны надлежащим образом обеспечивать гражданам Российской Федерации участие в выборах и референдумах, проводимых на ее территории.

Определяя порядок реализации гражданами активного избирательного права, названный Федеральный закон предусматривает, что голосование на выборах, как его важнейшая составляющая, осуществляется посредством заполнения избирателем избирательного бюллетеня. Цель данного организационно-правового механизма - в максимальной степени обеспечить избирателям возможность отдать свои голоса на выборах сообразно собственным предпочтениям, не допуская несоразмерных обременений, не создавая непреодолимых препятствий и имея при этом в виду, что для выявления подлинного волеизъявления избирателей при установлении итогов голосования и определения результатов выборов ни один из поданных голосов не должен остаться неучтенным, - в полной мере согласуется со статьями 2, 3 (часть 3), 18, 19 (части 1 и 2) и 32 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Федеральный законодатель, обладающий достаточно широкой дискрецией при осуществлении правового регулирования избирательного процесса, устанавливая условия и порядок голосования на выборах, исходит из того, что вводимые им процедуры призваны, не нарушая сам принцип свободных выборов, обеспечить избирателям, насколько это возможно, беспрепятственное участие в голосовании. Отсутствие препятствий со стороны законодателя, в том числе, заключается и в предоставлении гражданам равной возможности реализовать свое избирательное право на различных языках.

3. Исходя из исторически сложившегося государственного единства и в целях решения общегосударственных задач в Российской Федерации как многонациональной стране, Конституция Российской Федерации определяет, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (статья 68, часть 1).

Одновременно Конституция Российской Федерации - с учетом обусловленных факторами исторического и национального характера особенностей конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации - признает за ними право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации (статья 68, часть 2) и гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (статья 68, часть 3), что в свою очередь служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации двуязычия (многоязычия).

Названные положения статьи 68 находятся в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации, закрепляющими основы федеративного устройства Российской Федерации как суверенного государства (статья 4, часть 1; статья 5, часть 3), статус республик в составе Российской Федерации (статья 66, часть 1), а также регламентирующими статус личности - об обладании каждым гражданином Российской Федерации на ее территории всеми правами и свободами и несении равных обязанностей, предусмотренных Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2), о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства (статья 19, часть 2), о гарантиях прав каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (статья 26, часть 2), о запрещении пропаганды языкового превосходства (статья 29, часть 2).

Как следует из правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 ноября 2004 года № 16-П, государственные языки республик – один из элементов конституционного статуса этих субъектов Российской Федерации, который определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики (статья 66, часть 1 Конституции  Российской Федерации), и вместе с тем обусловлен федеративным устройством  России, основанным  на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (статья 5, часть 3 Конституции Российской Федерации). 

3.1. Статья 5 Конституции Республики Адыгея закрепляет в качестве государственных языков в Республике Адыгея русский и адыгейский языки.

Языки в Республике Адыгея являются национальным достоянием и историко-культурным наследием населения республики, признаются равноправными и находятся под государственной защитой. Наличие у адыгейского языка статуса государственного наряду с русским языком обусловлено национально-историческими особенностями развития региона, его национальным составом и базируется на положении части 2 статьи 68 Конституции Российской Федерации.

Конституционно-правовой статус адыгейского языка, как государственного, предопределяет возможность его использования в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республики наряду с государственным языком Российской Федерации.

Вместе с тем, статус языков, являющихся государственными, не может ущемлять или умалять права других народностей, населяющих республику, в использовании и развитии своих языков. Определяя конституционные гарантии сохранения и использования адыгейского языка в законодательно очерченных пределах, государство берет на себя обязательства создать гарантии реализации этнолингвистических интересов той части граждан, для которых государственный язык – адыгейский - не является родным. Республика Адыгея гарантирует всем гражданам реализацию политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от их знаний какого-либо языка.

Таким образом, языковая политика в Республике Адыгея направлена на гарантирование всему ее многонациональному народу права на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития, что в полной мере соответствует требованиям международных стандартов.

При этом, как и большинство основных прав и свобод человека, право пользоваться родным языком не носит абсолютного характера. Оно призвано обеспечить реализацию интересов лица в определенной сфере социокультурных отношений, но не предполагает предоставления ему неограниченных возможностей использования родного языка во всех публичных отношениях. Сущностью этого права выступает конституционно гарантированная возможность каждому человеку на самоопределение и самовыражение в плане вербальной, духовно-культурной идентичности. Поэтому главным публичным конституционно-правовым следствием этого права выступает недопустимость не предусмотренного законом воспрепятствования лицу пользоваться в любых ситуациях и отношениях тем языком, который он указывает в качестве родного, не подменяя при этом понятия «государственный язык» и «родной язык».

Реализуя конституционные гарантии прав граждан при организации и осуществлении голосования в ходе выборов и референдумов, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусматривает возможность изготовления избирательных бюллетеней на государственном языке (государственных языках) соответствующей республики, входящей в состав Российской Федерации, а в необходимых случаях - на языках народов Российской Федерации на территориях их компактного проживания (статья 63, пункт 10). При этом принятие решения о необходимости изготовления избирательных бюллетеней на ином, кроме государственного языка Российской Федерации, языке отнесено законодателем к ведению соответствующей избирательной комиссии и, следовательно, является делегированным правом, а не обязанностью избирательной комиссии субъекта Российской Федерации.

3.2. Осуществляяправовое регулирование порядка формирования законодательного органа Республики Адыгея, законодатель в оспариваемом положении Закона Республики Адыгея «О выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея» определил, что избирательные бюллетени печатаются на русском языке, что, по мнению заявителя, ограничивает его конституционные права.

Между тем, федеративной природой Российского государства, как она определена в Конституции Российской Федерации, обусловлено и установленное ею разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В частности, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в ведении Российской Федерации, а защита прав и свобод человека и гражданина - в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (статья 71, пункт «в»; статья 72, пункт «б», части 1 Конституции Российской Федерации). По смыслу данных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ее статей 5 (части 2 и 3), 71 (пункты «г», «о»), 72 (пункт «н» части 1), 76 и 77, субъекты Российской Федерации имеют собственное избирательное законодательство, на основе которого проводятся выборы в их органы государственной власти и органы местного самоуправления и обеспечиваются избирательные права граждан применительно к данным видам выборов. Соответствующие законы субъекта Российской Федерации выступают при этом в качестве конкретизирующего нормативного регулятора избирательных прав граждан, реализуемых ими при организации и проведении выборов в органы государственной власти субъекта Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Такое регулирование, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 марта 2008 года № 4-П, не является регулированием прав и свобод человека и гражданина в смысле статьи 71 (пункт «в») Конституции Российской Федерации, оно носит вторичный характер и производно от базового, устанавливаемого - в соответствии с принципом единства системы правового регулирования избирательных прав, вытекающим из ее статей 4 (часть 2), 15 (часть 1), 32 (части 1и 2), 71 (пункт «в»), 72 (пункт «б» части 1) и 76, - Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, в частности Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», который, как нормативный правовой акт прямого действия, затрагивающий основополагающие вопросы организации и проведения выборов, определяет права и обязанности участников избирательных правоотношений, в том числе полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по реализации и обеспечению избирательных прав граждан, осуществляя тем самым разграничение этих полномочий.

Таким образом, само по себе отсутствие в обжалуемой норме Закона Республики Адыгея указания на изготовление избирательных бюллетеней на ином, кроме русского, языке по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не свидетельствует об отсутствии у избирательной комиссии, при необходимости, руководствуясь положениями Федерального закона, права принять решение об изготовлении избирательных бюллетеней, помимо русского языка – являющегося государственным языком Российской Федерации, на адыгейском языке –являющемся также государственным в Республике Адыгея, а также на языках народов Российской Федерации на территориях их компактного проживания в Республике Адыгея, поскольку данным правом она наделена в силу положений Федерального закона, имеющего прямое действие и применяющегося на всей территории Российской Федерации

Как следует из системного анализа аналогичных положений законов, устанавливающих и регламентирующих порядок проведения выборов и референдумов (статья 70 часть 5 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации», статья 67 пункт 8 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации», статья 79 часть 10 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации), принятие решения об изготовлении избирательных бюллетеней на русском языке и на государственном языке соответствующей республики, а в необходимых случаях также на языках народов России на территориях их компактного проживания, входит в компетенцию избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, в данном случае - Центральной избирательной комиссии Республики Адыгея.

В силу статьи 6 Закона Республики Адыгея «О Конституционном Суде Республики Адыгея» конституционно-правовой смысл положения части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея «О выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея», выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Это не лишает регионального законодателя права, исходя из требований Конституции Республики Адыгея и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Республики Адыгея, выраженных в настоящем Постановлении, по-иному урегулировать порядок изготовления избирательных бюллетеней на государственных языках Республики Адыгея и языках народов Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь частями 1 и 2 статьи 71, статьями 72, 77, 94 Закона Республики Адыгея «О Конституционном Суде Республики Адыгея», Конституционный Суд Республики Адыгея

п о с т а н о в и л :

1. Признать не противоречащим Конституции Республики Адыгея положение части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея от 4 августа 2005 года № 351 «О выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея»,поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не исключает возможность принятия Центральной избирательной комиссией Республики Адыгея решения об изготовлении бюллетеней на адыгейском языке – как на государственном языке Республики Адыгея, а в необходимых случаях – на языках народов Российской Федерации на территориях их компактного проживания.

2.Конституционно-правовой смысл положения части 12 статьи 72 Закона Республики Адыгея «О выборах депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея», выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Советская Адыгея» и «Адыгэ Макъ». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Республики Адыгея».

                                                                               

Конституционный Суд

Республики Адыгея

№ 1-П