Постановление КС РА от 25 октября 2004 года

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ


П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Конституционного Суда Республики Адыгея

 

по делу о проверке соответствия Конституции Республики Адыгея отдельных положений Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2003 года №102 «Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея»

 

город Майкоп 25 октября 2004 года

 

Конституционный Суд Республики Адыгея в составе Председателя Купина В.А., судей Хазешук Н.А., Шадже А.М.

с участием представителя депутатов Совета Республики Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея - адвоката Адвокатской Палаты Республики Адыгея Мулярова А.Ю. - стороны, обратившейся с запросом в Конституционный Суд Республики Адыгея, представителя Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея - Скабалы Л.А. - начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея, органа, издавшего обжалуемый Закон Республики Адыгея; представителей Кабинета Министров Республики Адыгея - Гладкова В.И. - председателя Комитета Республики Адыгея по имущественным отношениям, Гильдельбаум М.В. - консультанта Правового управления Президента Республики Адыгея, представителей Прокуратуры Республики Адыгея - Фатина А.Л. - старшего помощника Прокурора Республики Адыгея, Зиновчика Е.И. - помощника Прокурора Республики Адыгея,

руководствуясь подпунктом "б" пункта 1 статьи 101 Конституции Республики Адыгея, подпунктом "б" пункта 1 части 1 статьи 3, пунктом 1 части 2 статьи 22, статьями 83, 84, 85 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея".

Поводом к рассмотрению дела явился запрос группы депутатов Совета Республики Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея Блягоза Х.Р., Хагура А.П., Богуса А.Е. о проверке конституционности Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея".

Основанием к рассмотрению запроса явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Республики Адыгея отдельных положений вышеуказанного Закона Республики Адыгея.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Шадже А.М., стороны, обратившейся с запросом, объяснения представителя Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея, представителей Кабинета Министров Республики Адыгея, Прокуратуры Республики Адыгея и исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Адыгея

установил:

1. В своем запросе депутаты Совета Республики Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея Блягоз Х.Р., Хагур А.П. и Богус А.Е. оспаривают конституционность отдельных положений Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея".

Заявители считают, что положение пункта 8 части 3 статьи 5 оспариваемого Закона, установившее, что Кабинет Министров Республики Адыгея принимает решения о приобретении имущества в государственную собственность Республики Адыгея по согласованию с Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея, противоречит статьям 7, 70 и 87 Конституции Республики Адыгея. А положение части 1 статьи 11 данного Закона (в первоначальной редакции от 3 декабря 2002 года), устанавливающее, что акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации и процесс приватизации которых завершен, не могут быть приобретены в государственную собственность Республики Адыгея, противоречит статьям 13 и 70-2 Конституции Республики Адыгея.

В силу требований подпункта "б" пункта 1 части 1 статьи 3, части 3 статьи 72-1, части 2 статьи 83, пунктов 4, 5 части 1 статьи 84, 88 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" Конституционный Суд Республики Адыгея проверяет, соответствует ли оспариваемый Закон Республики Адыгея с точки зрения установленного Конституцией Республики Адыгея разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, разграничения компетенции между органами государственной власти Республики Адыгея, воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств, входящих в компетенцию других судов, и не выходит за пределы требований, изложенных в запросе.

2. Государственная власть в Республике Адыгея осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, при этом органы законодательной, исполнительной и судебной власти действуют в пределах своих полномочий, взаимодействуя друг с другом (статья 7 Конституции Республики Адыгея).

Данным конституционным положением закрепляется принцип разделения властей, являющийся основополагающим, предполагающим установление такой системы правовых гарантий, сдержек и противовесов, которая исключает возможность концентрации власти у одной из них, обеспечивает самостоятельное функционирование всех ветвей власти и одновременно их взаимодействие. Из этого следует, что любой орган государственной власти может принимать только такие решения и осуществлять такие действия, которые входят в его компетенцию, установленную в соответствии с Конституцией Республики Адыгея.

Исходя из этого принципа, разделены и полномочия между Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея и Кабинетом Министров Республики Адыгея, закрепленные статьями 70 и 87 Конституции Республики Адыгея.

Руководствуясь частью 2 статьи 72-1 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея", Конституционный Суд Республики Адыгея принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Из буквального толкования пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея", в ее взаимосвязи со статьей 1 этого же Закона, следует, что Кабинет Министров Республики Адыгея должен предварительно согласовать все свои решения о приобретении любого имущества в государственную собственность Республики Адыгея. Вместе с тем отчуждение любого объекта государственной собственности Республики Адыгея, которое проводится Кабинетом Министров Республики Адыгея, не требует какого-либо согласования. Этим положением нарушается сбалансированность полномочий различных ветвей власти, а именно между Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея и Кабинетом Министров Республики Адыгея.

В пунктах "д" и "ж" части 1 статьи 1 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" устанавливается разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в введении органа государственной власти либо должностного лица; самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации принадлежащих им полномочий. А в статьях 5 и 21 этого же Федерального закона вопросы управления и распоряжения государственной собственностью отнесены к полномочиям исполнительных органов власти.

Конституционно-правовой статус Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея определен статьями 63, 70, 70-1, 70-2 Конституции Республики Адыгея. К его компетенции непосредственно отнесено законодательное установление порядка управления и распоряжения собственностью Республики Адыгея, в том числе долями (паями, акциями) Республики Адыгея в капиталах хозяйственных обществ, товариществ, предприятий иных организационно-правовых форм. В соответствии с пунктом "ж" части 2 статьи 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" порядок управления и распоряжения собственностью субъекта Российской Федерации устанавливается законом субъекта Российской Федерации.

В Республике Адыгея отношения, связанные с управлением государственной собственностью, регулируются Законом Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея".

Оспариваемая норма вышеназванного Закона, предусматривающая приобретение любого объекта в собственность Республики Адыгея Кабинетом Министров Республики Адыгея по согласованию с Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея, препятствует органам исполнительной власти субъекта Российской Федерации самостоятельно осуществлять исполнительные функции и создает тем самым дисбаланс в пользу законодательной власти, что не соответствует подпункту "в" пункта 2 статьи 87 Конституции Республики Адыгея и противоречит пункту 7 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея", где установлено, что Кабинет Министров Республики Адыгея в пределах своей компетенции принимает постановления, издает распоряжения по вопросам управления и распоряжения государственной собственностью Республики Адыгея.

В Законе Республики Адыгея от 1 октября 1996 года N 25 "О Государственном Совете - Хасэ Республики Адыгея" не предусматривается вмешательство Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея в деятельность исполнительной власти и согласование с Кабинетом Министров Республики Адыгея приобретения или отчуждения государственной собственности Республики Адыгея.

Закон Республики Адыгея от 1 октября 1996 года N 24 "О Кабинете Министров Республики Адыгея" также не содержит необходимости согласования Кабинетом Министров Республики Адыгея с Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея приобретения и отчуждения государственной собственности Республики Адыгея.

Из положения пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея" во взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 1 и статьи 2 этого же Закона, а также положений бюджетного законодательства часть 1 статьи 54 Закона Республики Адыгея от 25 июня 2002 года N 73 "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Республике Адыгея" следует, что Государственный Совет - Хасэ Республики Адыгея утверждает бюджет Республики Адыгея, на расходование средств которого у него же необходимо получить согласие. Такое двойное сосредоточение полномочий в введении Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея несвойственно законодательному органу и не предусмотрено законодательством Республики Адыгея.

Таким образом, правовая позиция Конституционного Суда Республики Адыгея заключается в том, что законодательный орган Республики Адыгея не вправе исполнять несвойственные ему функции, ограничивать конституционные полномочия исполнительного органа - Кабинета Министров Республики Адыгея и не может нарушать сбалансированность полномочий различных ветвей власти.

Данная правовая позиция Конституционного Суда Республики Адыгея ранее выражалась Конституционным Судом Республики Адыгея в Постановлении Конституционного Суда Республики Адыгея от 25 апреля 2003 года N 5-П по делу о проверке конституционности постановления Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея "Об упорядочении права пользования Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея служебными помещениями".

Из этого следует, что положение пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея" состоит в противоречии с нормативными положениями статей 7, 70 и 87 Конституции Республики Адыгея.

3. Частью 1 статьи 11 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея" было установлено, что акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, не могут быть приобретены в государственную собственность Республики Адыгея. В запросе группы депутатов оспаривается конституционность данного положения.

В Конституционный Суд Республики Адыгея заявители представили Закон Республики Адыгея от 26 ноября 2003 года N 188 "О внесении изменения в статью 11 Закона Республики Адыгея "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея", которым оспариваемая часть 1 статьи 11 Закона Республики Адыгея, касающаяся того, что акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, не могут быть приобретены в государственную собственность Республики Адыгея, была исключена. Однако заявители считают, что, несмотря на изменения оспариваемой нормы части 1 статьи 11 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея", данная норма может быть применена при разрешении дел, связанных с оспариванием сделок, совершенных Республикой Адыгея в период действия этой нормы права с 3 декабря 2002 года по 26 ноября 2003 года.

Конституционный Суд Республики Адыгея установил, что указанное положение данного Закона, действовавшее в период с 3 декабря 2002 года по 26 ноября 2003 года, противоречило статье 13 Конституции Республики Адыгея, которой определено, что в Республике Адыгея признаются и защищаются равным образом государственная, муниципальная, частная, общественная и иные формы собственности, а также подпункту "е" пункта 1 статьи 70-1 Конституции Республики Адыгея, которым закреплено право Республики Адыгея владеть на праве собственности долями (паями, акциями) в капиталах хозяйственных обществ без каких-либо исключений. Принимая Закон, регулирующий порядок управления государственной собственностью, Государственный Совет - Хасэ Республики Адыгея вправе был только лишь установить порядок управления и распоряжения акциями акционерных обществ, принадлежащих Республике Адыгея, но не ограничивать право и приобретать их в государственную собственность.

В силу требований подпункта "б" пункта 1 части 1 статьи 3 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" Конституционный Суд Республики Адыгея решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Согласно части 2 статьи 43 и статье 68 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" в случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен к началу рассмотрения или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Республики Адыгея производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан.

В ходе конституционного судопроизводства исследованными Конституционным Судом Республики Адыгея материалами дела сведений о непосредственном нарушении прав и свобод граждан не выявлено, и к началу рассмотрения дела оспариваемый Закон или его отдельные положения утратили силу, согласно части 2 статьи 43 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" производство по данному делу подлежит прекращению вследствие утраты основания допустимости запроса.

На основании изложенного и руководствуясь частью 2 статьи 43, частями 1, 2 статьи 71, 72-1, 73, пунктами 4, 5 части 1 статьи 84, 85 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" Конституционный Суд Республики Адыгея

постановил:

1. Признать положение пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея" в той мере, в какой им не допускается приобретение имущества Кабинетом Министров Республики Адыгея без согласования с Государственным Советом - Хасэ Республики Адыгея, не соответствующим нормативным положениям статей 7, 70 и 87 Конституции Республики Адыгея.

2. Прекратить производство по вопросу соответствия Конституции Республики Адыгея части 1 статьи 11 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея", как утратившей силу к началу рассмотрения дела.

3. Признанное неконституционным положение пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея от 3 декабря 2002 года N 102 "Об управлении государственной собственностью Республики Адыгея" утрачивает силу с момента провозглашения настоящего Постановления.

4. Согласно части 1 статьи 77 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Согласно статье 76 Конституционного закона Республики Адыгея "О Конституционном Суде Республики Адыгея" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах "Советская Адыгея", "Адыгэ Макъ", сборнике "Собрание законодательства Республики Адыгея". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Республики Адыгея".

 

Конституционный Суд Республики Адыгея

N 4-П